Разработка #интервью

Иван Резников: «Для меня работа в IT-компании, стартапе или науке – это всегда способы достижения более важной цели»

12 февраля 2020 Читать ~ 10 минут

Иван Резников работает программистом в ScienceSoft более 3-х лет и параллельно пишет кандидатскую диссертацию по химии, организовывает ежегодный студенческий турнир научных перспектив Sciteen и развивает собственный стартап в сфере научтеха. Ваня рассказал, почему несмотря на любовь к математике стал химиком, как оказался в IT, и почему работает над своим стартапом не ради денег.

-  Почему ты решил получить образование в области химии и стать ученым?

- В школе я очень любил математику и неплохо в ней разбирался, пока в старших классах на олимпиадах меня не начали обходить ученики соседней политехнической гимназии. Я решил поискать себя в других сферах. Выбрал химию, потому что в ней – потрясающий баланс между креативом и расчетом: можно подумать-пофантазировать, в то же время требуется знание математики и технологий. Поступая на химфак, я изначально планировал научную карьеру. Это же возможность постоянно исследовать неизвестное и удовлетворять свое любопытство. Тем более, у меня отец и дядя – кандидаты наук, дед – доктор наук.

-  А как ты начал заниматься программированием?

- Программированием я увлекся случайно. В старших классах одноклассники делали проект по информатике. Мне стало интересно, и я начал пытаться писать код. Помню, это делалось в блокноте, затем компилировалось через боль и страдание. На химфаке первые два года было достаточно легко учиться, и нужно было куда-то направить энергию. Тогда я узнал, что EPAM набирает в Java-лабораторию. Туда я не прошел, но меня взяли в тестировщики-автоматизаторы. Потом я занялся веб-разработкой на фрилансе, совмещая с учебой и работой в научной лаборатории. В университете я считал, что IT – это всего лишь хобби, а программирование – отличный инструмент, который сделает будущую научную жизнь намного проще.

- Как в итоге получилось, что ты выбрал постоянную работу в IT?

- Я бы не стал работать в ScienceSoft, если бы видел, что буду ограничен здесь только IT. Я пришел ради качественного профессионального роста, к тому же меня привлекло то, что в работе я смогу применять и свой научный опыт. И действительно на некоторых проектах я убедился, что научное мышление помогает лучше справляться с задачами.

- Тем не менее ты не оставляешь научную карьеру и еще находишь время на развитие образовательных проектов. Почему тебя так волнует качество нашего образования?

- Американский футуролог Элвин Тоффлер в 1980 году написал книгу «Третья волна» о переходе от аграрного и индустриального общества к информационному, которая, по разным мнениям, продлится примерно до 2030-х годов. Получается, что мы на пороге 4-ой волны. Время перехода на новую стадию развития сокращается – скорость прогресса увеличивается. Но не все сферы развиваются одинаково, есть ингибиторы, которые замедляют прорывной рост, так называемые bottlenecks. И вот одно из таких «узких мест» – наша система образования, отстающая от реальности. Мы сейчас должны готовить специалистов, которые будут работать уже в новой экономике и соревноваться с ИИ. А вузы выпускают специалистов практически с теми же компетенциями, что и 15 лет назад. У нас образование заточено под освоение имеющегося опыта работы, а не создание новых продуктов, идей и инноваций. На многих факультетах считают, что пальцев одной руки достаточно для перечисления предметов, которые дают практические знания.

- Как, на твой взгляд, можно улучшить ситуацию в образовании?

- Наблюдая за тем, как интенсивно развивается сфера IT, думаю, что многие из ее подходов стоит перенести и на образование. К примеру, Agile. Только в образовании в качестве клиента будет работодатель, а продукта – выпускники и их карьерный путь в ближайшие 3-5 лет. По сути, итерация в Agile представляет из себя цикл обратной связи – «обучение-создание-оценка». И чем чаще студенты будут проходить по этому кругу и получать фидбэк, тем более продуктивным будет обучение. В образовании существующие Agile-фреймворки, вероятнее всего, не сработают, но лучшее от них можно попытаться внедрить. Чем-то близким к этому мог бы стать университет 3.0, но эту концепцию сложно принять, пока мы на версии 1.0.1.

- Сегодня развитие естественнонаучных дисциплин тесно связано с компьютерными технологиями. Как ты думаешь, ученые должны уметь программировать?

- Программирование сильно расширяет возможности ученых. К примеру, можно автоматизировать рутинные вычисления и к тому же избежать ошибок при расчетах.  Вроде, на физфаке в БГУ преподают Delphi, а вот на химфаке ничего из языков программирования не изучают. Возможно, боятся, что если ввести программирование, то увеличится отток специалистов. Хотя куда уже больше.

- При разработке специализированного ПО, особенно в сфере life sciences, программистов часто консультируют эксперты из предметной области, например, с бэкграундом в химии, биологии. Как ты думаешь, ученые могли бы реализоваться в IT в такой роли?

- Вполне. По количеству инвестиций life sciences – одно из самых быстроразвивающихся направлений наравне с машинным обучением. И я думаю, что IT-компании будут активно участвовать в развитии этой перспективной сферы. Я надеюсь, что с тем названием, которое носит наша компания [ScienceSoft], нам будет попроще интегрироваться в этот процесс. Тем более у нас работает много специалистов, которые заканчивали вузы по естественнонаучным дисциплинам.

- Расскажи, над каким стартапом в сфере научтеха ты работаешь?

- Мы хотим создать софт для проведения молекулярного моделирования. Наша конечная цель очень амбициозная, чтобы любой человек без погружения в информационные технологии смог использовать наш продукт. Пользователю будет достаточно задать нужные параметры через графический интерфейс, и на выходе он получит как сырые данные, графики, так и возможности для их анализа. За счет параллельной обработки данных мы уже увеличили скорость расчетов с недели до нескольких часов. Над проектом мы работаем почти 3 года небольшой командой из 3-х человек. Все писали сами с нуля.

- Ты планируешь в перспективе сосредоточиться только на этом стартапе и превратить его в бизнес?

- Стартаперство – это пока лишь мое хобби. Если я погружаюсь во что-то с головой, я буду жить только этим проектом и достаточно быстро перегорю. Наша команда двигается постепенно, не строя глобальных планов. Мы понимаем, что наша ниша перспективная, с другой стороны, – ее еще невозможно оценить в полной мере. Пока мы хотим сделать MVP (минимально жизнеспособный продукт), чтобы убедиться в необходимости подобного софта на данном этапе развития науки. Сейчас для нас фидбэк по поводу самой идеи ценнее потенциальных денег. Для меня работа в IT-компании, стартапе или науке – это всегда способы достижения более важной цели.

- Какой?

- Не хочу превратиться в зомби и потерять интерес к тому, чем занимаюсь. 

 

Если бы ты не выбрал карьеру в IT, то кем бы работал сейчас?

Вероятно, был бы ученым.

С кем бы ты хотел познакомиться из сферы технологий или науки?

Мне интересно знакомиться с основателями стартапов, особенно в научной сфере. Еще я очень горжусь общением с молодыми людьми, которые остались в белорусской науке. Они практически поднимают целину…

Ты едешь в лифте с Джеффом Безосом и у тебя есть минута, чтобы предложить идею для инвестиций. Что ты ему скажешь?

Ох, я скорее попрошу контакт человека, который первым предложил идею продавать «облака» и сделал из обычного интернет-магазина тот Amazon, который мы знаем.

Если бы тебе нужно было выбрать технологию или изобретение, от которого можно избавить человечество, что бы это было?

Ядерное оружие. В целом исследование ядерных процессов подарило миру немалое количество полезных открытий, но в то же время стало и средством политических игр.

Как ты думаешь, над чем будешь работать через 10 лет?

Надеюсь, что не буду воевать с искусственным интеллектом. Вероятно, продолжу развивать свои нынешние проекты, а еще через 20 лет буду заниматься исследовательской работой для создания какого-нибудь лекарства. Я бы хотел устранять те самые bottlenecks, которые мешают развитию нашего мира.