Что будет после кризиса и когда появятся собственные проекты: ScienceSoft CEO ответил на вопросы сотрудников

20 апреля 2020 Читать ~ 3 минуты

В ScienceSoft к 31-ому дню рождения компании запустили корпоративное онлайн-радио. В прямом эфире были интервью с менеджерами и специалистами ScienceSoft, конкурсы и песни от музыкальных групп, где играют наши сотрудники. А СEO компании Николай Кураев ответил на вопросы сотрудников и рассказал о стратегии для преодоления кризиса, гордости за команду и отношении к профессии разработчика.

Почему компанию назвали ScienceSoft?

Когда компания появилась 31 год назад, она называлась «Научно-исследовательская лаборатория изобретающих машин» (НИЛИМ). Изначально мы были продуктовой компанией и занимались наукоемкими проектами на основе ТРИЗ. Потом в 1996 году компания была переформатирована в ЗАО «Научсофт». Название отражало наукоемкость того программного обеспечения, которое мы разрабатывали. С годами парадигма бизнеса у нас поменялась, но я считаю, что до сих пор мы держим эту высокую марку. Среди наших сотрудников даже есть кандидаты наук. И мы делаем очень важный, не имеющий аналогов в мире, софт. Думаю, что мы с достоинством несем это имя.

Каким достижением компании вы больше всего гордитесь?

Смена бизнес-модели далась трудно и потребовала огромных усилий, везения, но без команды единомышленников это было бы невозможно сделать. В первую очередь, можно гордиться тем, что у нас создана такая команда. Я уверен, что наши менеджеры, сотрудники смотрят в одну строну – и только так бизнес может расти и преодолевать проблемы.

Какие бизнес-цели у компании на ближайшее время?

Сейчас весь мир опасается строить планы на будущее из-за пандемии коронавируса. Наша компания за 31 год пережила развал СССР, крах доткомов 2000-ого, экономический кризис 2008-ого. Мы внимательно изучали каждый такой переломный момент, чтобы выработать стратегию для его преодоления. Нынешний кризис связан со здоровьем людей, и он пока непонятен для всех нас. Но я могу сказать точно, что IT-индустрия не погибнет – она просто трансформируется. Компании, которые уловят новые тренды и смогут их возглавить, в итоге окажутся в выигрыше. Нам помогает то, что наш бизнес достаточно диверсифицирован: у нас обширная география клиентов, богатое доменное портфолио. Сейчас мы стараемся правильно понять все происходящие изменения, чтобы адаптировать свои сервисы.

Когда у компании появятся новые внутренние проекты?

Поработав по модели аутсорсинга, мы понимаем, что у нас есть определенные компетенции, позволяющие сделать собственное программное обеспечение, которого нет у конкурентов. Пример – наше приложение QLean. Мы рассматриваем возможность собственных проектов, но не в формате продукта, а как решения. Сейчас обсуждаем запуск своего решения в области телемедицины, которое можно будет дорабатывать, кастомизировать, потому что не всегда функционал из «коробки» полностью удовлетворяет клиента.

Каким должен быть идеальный разработчик?

Я наблюдаю эволюцию професии разработчика с начала 1980-ых. В те годы программисты были обслуживающим персоналом больших счетных машин. Потом изменилась сфера IT, и произошла эволюция этой профессии. Сейчас разработчики – это творцы, инженеры, которые создают системы. Эти люди – созидатели. А идеальный разработчик тот, который понимает, что нужно пользователю и как система может дальше развиваться. Как хороший архитектор, который строит дом, чтобы другим в нем было комфортно жить.